Зачем неандертальцам было столько рубил? (немного психологии)

2009-01-26

отрывок из статьи "Нейромедиаторная конкретизация мотивационной сферы"
     
     Старые факты, идеи и даже предрассудки в новом свете
     

     
     Давайте, вспомним, замечание Б.Ф. Поршнева в его «О начале человеческой истории», Глава 5, раздел «Палеолит и имитативный рефлекс» по поводу излишней работы троглодитида – австралопитека и архантропа – наш предок изготавливает сотни одинаковых рубил в количестве ему не нужном. И это еще, считает Поршнев, не человек, и это еще не труд, предполагая в этом просто импринтинг. В рамках выдвинутой здесь гипотезы мы можем дать некоторое иное объяснение палеоархеологическим данным. Здесь и обучение подроста этому занятию и удовольствие от большого количества «полезных» и просто «взрослых» вещей, имитация действий взрослой особи и, главное, мы можем предполагать удовольствие от этого «труда», как от творчества – изменения формы в первых своих видах труда, когда количество труда явно превышает потребность в его результатах. Запас рубил - это, возможно, и запас обороноспособности, степени защиты: безопасности 1 или 2. Позже мы снимем это предположение – человек в этот период (присваивающее хозяйство – охота) еще не умеет думать о будущем. Б. Ф. Поршнев критически относится к такой «бесполезной» деятельности, указывая на автоматизм. Думаю, он мыслит здесь как просто современный человек, уставший от рутины. Не стоит ли предположить, что преантроп уставал от многообразия и опасных неожиданностей, а не от рутины. Автоматизм тогда мог восприниматься как высшее интуитивное проявление красоты, порядка, удивительной предсказуемости в страшном и непредсказуемом мире. К этому же стоит отнести и процесс поддержания огня, почти единственный, которым овладел человек в природе, уже сам этот факт и достижение должны были вызывать бурный взрыв удовольствия, не менее, чем возню малыша со сборкой и разборкой пирамидки, и, скорее всего, именно на этом уровне сознания. Где уж нам осуждать автоматизм. Мы, в свою очередь, указываем, на роль эмоций, которые в добровольном подражании, несомненно, служат закреплению инструментального поведения. В чем можно быть точно уверенным, это в том, что наш праотец не заставлял, не принуждал прасына выделывать рубила.
     
     
     
     Еще аргументы. Запущен не только импринтинг, имитативность, подражательность, о которой говорил Поршнев, но и игра в изготовление новых предметов – такая игра часто предполагает избыток сил и пищи у подроста, которого еще кормят старшие. Эта игра, как и импринтинг, свойственны, и раннему детству человека, и юному подросту у развитых биологических видов. Об интеллекте речи нет, но есть усвоение форм активности, и это усвоение не могло идти без эмоций. Изготавливаемые предметы – это инструменты добывания самой вкусной пищи для антропоида. И в России, в деревне, были традиции «бить баклуши» - заготовки для вырезания ложек – самая легкая работа для подростков, подозреваемых общиной в «идиотизме». Надо ли говорить, что подготовка рубил миллионы лет назад в плиоцене, задача не менее того. Рубило – важнейший инструмент для добычи мяса из трупа животного, особенно из мозговой коробки, куда не может добраться хищник, загнавший добычу и как хозяин, обглодавший ее. Только потом подходит к трупу наш слабовооруженный предок и начинает обрабатывать оставшееся. Так, что подготовка рубил не менее, чем изготовление ложки при воспоминании о еде, если предположить, что ребенку разрешат есть только ложкой, когда долгожданная еда появится. Какую роль может играть здесь предвосхищение употребления пищи? У сытого, возможно, игра? Еще не высокое творчество, а удовольствие хотя бы от движения. Дети часто повторяют одно и то же слово или делают одно и тоже действие. Для них это не рутинный, не скучный труд – это удовольствие от первых движений, все более точных движений. А у голодного человека? В воспоминании о будущей добыче? Вероятно, и рубила здесь играют самую прямую роль – именно, первую. У младенца или малыша, будь то человек или зверь, и у преантропа тоже – вся система потребностей как в зародыше заключена в один момент в одном движении, достаточно, например, посмотреть, как играет малышка в «дочки-матери», начиная с кормления, и кончая «школой».
     
     
     
     Наконец, мы можем выйти на понимание и складывающегося инструментального разделения труда в сообществе людей. Человек с большим интересом делает то, что у него хорошо получается. Почему? Вовсе не для того, чтобы заработать, а именно потому, что хорошо получается! Это вызывает положительные собственные эмоции и, возможно, как дополнительное подкрепление, создатель получает похвалу от сожителей, соседей, членов, семьи или общины (охотников, земледельцев и т.п.). Все остальные механизмы вторичны и складываются позже. Поэтому нам следует относиться к положительной эмоции и к ее химико-физическому основанию, как к начальной (и конечной) обязательной фазе филогенетического развития человека, как к биологическому мостику между низшими потребностями и последующей инструментальной деятельностью человека по их удовлетворению.
     
     
Сергей Александрович Четвертаков, 2004 г.

«Пещерные» художники рисовали животных точнее, чем современные
Мозг Homo sapiens верхнего палеолита
На Ямале найдены каменные орудия возрастом 500 тысяч лет
Малайзийские ученые обнаружили топоры возрастом 1,83 млн лет
У ИСТОКОВ АРХАИЧЕСКОЙ КОСМОЛОГИИ
ПАЛЕОЛИТИЧЕСКАЯ ГРАФИКА И ПРОИСХОЖДЕНИЕ ПОНЯТИЯ ЧИСЛА
РАЗВИТИЕ КОЛИЧЕСТВЕННЫХ ОПЕРАЦИЙ В НИЖНЕМ ПАЛЕОЛИТЕ
В ЮАР обнаружены каменные орудия возрастом 2 млн. лет
Первобытное искусство стоянки Быки 1 и духовный мир палеолита
Семья в верхнем палеолите по археологическим источникам бассейна Десны
Вязаный мех - волшебство подлинной чувственности


54.226.209.201