К вопросу о социально-политическом развитии Алании В VIII-IX вв.

2010-03-21


     Исследование социальной структуры аланского раннесредневекового общества приводит к выводу о формировании в VI-IX вв. на базе западного и восточного ЭСО предклассовых общественных структур. Значительный интерес, в этой связи, представляет выделение вождества как одной из форм племенной организации, внутри которой основную роль приобретает цен[96]трализация власти в руках племенного вождя. При такой организации общество сразу же переходит к жесткой внутренней структуре и стремится к расширению своей территории.
     
     Социально-политическое развитие как западной, так и восточной Алании во 2-ой пол. I тысячелетия происходило в контексте соперничества и противостояния с параллельно складывавшимися раннеклассовыми обществами. Создавая напряженное поле и обстановку внешней угрозы, противостояние ускоряло процесс эволюции аланских протогосударств, и длительное время воспринималось в качестве основы для выдвижения военной функции едва ли не на первое место в процессе складывания основ государственности.
     
     Занятие и статус воина, равно как воинские успехи в вождестве такого типа, становились наиболее престижными, как это и было в большинстве позднепотестарных, военно-иерархических по характеру, обществ. Удачливые воины первыми выделялись как страта в социальной структуре, именно они, прежде всего, приобретали право на земельные владения в тех развитых вождествах, где такие владения начинали становиться символом знатности и богатства. Завоевание и присоединение даже небольшой территории с обложением данью ее населения могло дать доход, вполне достаточный для существования вождя с его дружиной (Васильев, 1981). Для Алании этого периода, в этом отношении интерес представляет упоминание Феофаном владыки-полководца начала VIII в. Итаксиса, получившего противоречивую характеристику у исследователей. Источник именует его неопределенно - "владыка", однако вряд ли можно согласиться с Ю.А. Кулаковским, что Итаксис - царь алан в аспекте социальном (Кулаковский, 2000). Вероятнее всего, что Итаксис был правителем западноала
     нского социума - социально-политической организации уровня вождества.
     
     Погребальные памятники горной области Северного Кавказа VIII-IX вв. свидетельствуют о том, что горные общины к этому времени утратили свой военно-демократический быт и превратились в связанные только родовой и территориальной близостью производственные коллективы, из которых окончательно выделились воины-профессионалы, оторвавшиеся от общин и ставшие опорой нарождающейся политической власти.
     
     К VIII в. специалисты относят возникновение дружинного культа. С этого же времени бытуют амулеты в виде коня и всадника. Они составляют примерно 15% всех найденных в северокавказских древностях амулетов и встречены в 10% комплексов, содержащих амулеты (Ковалевская, 1978). Кроме того, в VIII-IX вв. происходят изменения в мужском поясном наборе, получившем распространение в предыдущий период. Отличившиеся воины, занимавшие видное общественное положение, носили пояса, украшенные десятками орнаментированных (часто серебряных) бляшек, накладок, наконечников (Кузнецов, Рунич, 1974).
     
     Особое место среди многих интересных памятников VIII-IX вв. занимает яркий аланский некрополь у с. Мартан-Чу в Чечне. Главным образом, внимание привлекают погребения №10, 13, 15, 16, отличающиеся бо[97]гатством погребального инвентаря: золотые, серебряные украшения, разнообразная посуда и оружие (сабля, ножи, секиры, топоры) (Виноградов, Мамаев). Несомненно, что здесь был похоронен один из представителей военно-аристократической верхушки.
     
     Войны с арабами, которые велись почти столетие в горах и предгорьях Большого Кавказа, а после их прекращения все возрастающее давление со стороны феодализирующейся хазарской аристократии, не могли не сказаться на положении аланского социума. Одним из важнейших показателей изменения социальной характеристики населения горной зоны, по мнению археологов, является отсутствие (или значительное сокращение, по сравнению с предшествующими периодами) оружия в погребальных комплексах VIII-IX вв.
     
     В целом, относительно процессов, происходивших в этот период, можно сделать следующие выводы. 1. Рассмотренный выше путь институализации власти в аланском обществе подготавливал складывание, в конечном счете, организации политической. 2. Этот процесс шел тем активнее, чем быстрее нарастали и чем острее становились противоречия между массой рядовых общинников и социальной верхушкой. 3. До поры до времени сохранение пережиточных форм общинно-родовой демократии, в особенности представление о племенном единстве и обычае взаимопомощи, достаточно эффективно маскировали складывавшиеся отношения эксплуатации. Но они же и препятствовали повышению ее нормы, так, как хотелось бы социальной верхушке, превращающейся в протокласс эксплуататоров.
     
     Сделать это было особенно трудно в аланском обществе, которое шло к политической организации через военно-демократические, а затем через военно-иерархические формы власти: в таком обществе каждый свободный был воином. Поэтому одним из важнейших и непременных условий формирования власти политической было постепенное сужение круга лиц, имевших доступ к оружию и военным предприятиям. Знать в военном отношении все меньше зависела от рядовых соплеменников. Со своей дружиной и слугами она могла предпринимать самостоятельные набеги и походы. В какой-то мере это отвечало и интересам рядовых производителей, ибо они не могли одновременно быть и сельскими производителями, и воинами.
     
     В VIII-IX вв. общественный строй Алании претерпел заметные изменения, которые четко отразились и в поселениях. С усилением социальной стратификации и идущим по нарастающей процессом классобразования возрастает роль личности аланского аристократа. Его заботят не только проблемы накопления богатств, сосредоточения власти в своих руках, но и соображения престижности, нашедшие отражение в замковой архитектуре.
     
     Если в архитектурном отношении замки связаны с местной традицией, то в плане социальном они представляют материальное воплощение социальной стратификации аланского общества (Виноградов, Мамаев). Намечается типичная для раннесредневекового периода тенденция к укреплению "княжеской" резиденции и к обособлению ее от жилищ рядовых соплеменников посредством всякого рода рвов, валов, защитных стен, рельефа самой местности.
К.М. Кодзаев (Владикавказ)

Древности вайнахов и аланская проблема
Новая аланская тамга из Центрального Предкавказья
Некоторые черты сходства в погребальной обрядности средневековых алан и современных осетин
Вязаный мех - волшебство подлинной чувственности


34.228.185.211