Эволюция кобано-колхидского графического стиля и его локальные варианты

2009-07-03

А.Ю. Скаков (Москва)
     
     В настоящее время кобано-колхидское искусство рассматривается, как правило, как неподвижное и не меняющееся во времени и пространстве единство, а немногочисленные предположения об эволюции графического стиля на протяжении веков отличаются слишком общим характером. Одной из причин этого можно считать отсутствие какой-либо достаточно полной классификации памятников графического стиля (в первую очередь, орнаментированных топоров) по их декору. Мною была выполнена работа по классификации орнаментированных топоров (собраны изображения более 300 экземпляров). Выделено 32 группы и подгруппы. Для каждой из групп характерен определенный набор изображений на лопасти, их устойчивая композиция и стилистическое единство.
     
     Бросается в глаза наличие ряда "пересечений'' между группами, когда лопасти одного топора имеют различный декор или элементы, характерные только для одной группы, присутствуют в [117] декоре топоров другой группы. В частности, как "пересечение" рассматриваются топоры различных групп со скульптурой лежащего зверя на обухе. Между некоторыми группами существуют "связи", когда элементы, характерные для одной группы, в пережиточном виде имеются на топорах других групп. Направление связей дает основание для выделения наиболее ранних и наиболее поздних групп и подгрупп. Наиболее поздние группы и подгруппы четко датированы находками предметов скифского облика в погребениях 85, 129 и 130 Тлийского могильника.
     
     Два признака, а именно наличие орнаментального "пояска" на "шейке" топора и шнурового орнамента на его гранях, безусловно отличают наиболее поздние топоры от наиболее ранних. Наличие или отсутствие этих двух признаков позволяет выделить четыре периода относительной хронологии в эволюции декора топоров. В группах и подгруппах первого периода нет ни "пояска", ни "шнура", второго - есть "поясок", но нет "шнура", третьего - есть "поясок" и только появляется "шнур", четвертого - есть и "поясок", и "шнур". На топорах второго хронологического периода можно проследить процесс постепенного появления "пояска", выделяющегося из подтреугольной рамки. На основании полученного разделения на периоды можно говорить о проявлении здесь принципа развития от реализма к стилизации, прослеженного на изображениях животных, и принципа перехода от неограниченного рисунка, когда изображение "переползает" с грани на грань, к ограничению изображения одной плоскостью, его "кадрированию".
     
     Местом зарождения и развития стиля в первом периоде был Центральный Кавказ (Южная и Северная Осетия). К этому периоду отнесены топоры с изображениями змей, переползающих с лопасти на лопасть; подтреугольных рамок со змеей, рыбами, зверями стрелами, треугольниками; вертикально расположенных зверей, неограниченные пределами лопасти.
     
     Ко второму периоду относятся топоры с изображениями змей, ограниченных пределами лопасти; подтреугольных рамок с головами зверей, бегущей волной и заполненных спиралями; вертикально расположенных зверей, ограниченные пределами лопасти; знака типа "мальтийского креста"; кружкового, спирального и чешуйчатого орнамента.
     
     К третьему периоду отнесены изображения: горизонтально расположенных зверей, ограниченные пределами лопасти; свастики; меандровидного зигзага; линейно-треугольного и сетчатого орнамента.
     
     К четвертому хронологическому периоду отнесены изображе-[118]ния: горизонтально расположенного зверя, не ограниченные пределами лопасти; стилизованного зверя; 2 соединенных стилизованных лап зверя; заключенных в рамку звериных голов; оленя; свастического орнамента; орнамента в виде косых крестов, а также орнаментированные топоры с лопастью, лишенной декора.
     
     На основании анализа изображений зверей и декора топоров для второго и третьего периодов выделяется абхазский вариант стиля. В третьем периоде вместо единого центрально-кавказского варианта выделяются северо-осетинский и южноосетинский. Кроме того, в третьем периоде возникает западно-грузинский вариант. Для четвертого периода выделяются только южноосетинский и единый северо-осетинский/западно-грузинский варианты. В каждом из вариантов преобладает определенный тип топора. Но сама форма топора не может быть безусловным свидетельством его изготовления в том или ином регионе. Все эти варианты взаимосвязаны и существуют единичные топоры, в декоре которых объединены признаки нескольких вариантов. В целом, кобано-колхидский графический стиль представляет собой единую изобразительную систему.
     
     
А.Ю. Скаков

О происхождении т. н. зооморфных браслетов восточного варианта кобанской культуры
К проблеме происхождения кобанской культуры и ее локальных вариантов
Палеоантропологической и палеодемографической характеристике населения Клин-Яра раннекобанской эпохи
Еще об одном шедевре, который мы потеряли
Протокобанская эпоха на Северном Кавказе
К проблеме интерпретации бронзовых зооморфных крючков кобанской культуры
Где же "кобанские" женщины?
Кобанская культура в XX веке: вехи в столетнем исследовании
КОБАНСКАЯ КУЛЬТУРА
Кобанские древности в малоизвестных европейских собраниях
Об уточненных границах кобанской культуры
Кобанская культура
Вязаный мех - волшебство подлинной чувственности


3.234.214.179