О происхождении т. н. зооморфных браслетов восточного варианта кобанской культуры

2009-07-03

В. И. Козенкова (Москва)
     
     (К северокавказско-трансильванским контактам конца II тысячелетия до н. э.)
     
     1. Специфику восточного варианта кобанской культуры составляют оригинальные бронзовые браслеты с острыми "зооморфными" концами (VI тип - по классификации В.И. Козенковой). Они представлены в ряде могильников междуречья Хулхулау-Аксая (Сержень-Юрт, Зандак, Майртуп, Шали).
     
     2. Местное их изготовление древними бронзолитейщиками документируется находками обломков литейной глиняной формы в слое первого этапа существования Серженьюртовского поселения.
     
     3. Истоки формы браслетов отсутствуют в более ранних культурах Северо-Восточного Кавказа. Вопрос ее генезиса не находит у исследователей однопланового решения.
     
     4. В 1975 году опубликована моя точка зрения о среднеевропейских прототипах (клады Подунавья периода бронзы Д-НаA) браслетов и приведены конкретные материалы, подтверждающие эту гипотезу. В 1980 году была опубликована точка зрения В.Г. Котовича и О.М. Давудова, предполагавших на основе случайной находки из Хасавюрта северокавазское происхождение браслетов.
     
     5. Интерес к этой группе изделий пробудился вновь в связи с новыми находками в могильнике Майртуп-2, где С.Л. Дударевым были обнаружены обе разновидности аналогичных браслетов вместе (VI и VII типы по моей классификации). Автором раскопок было высказано мнение, что майртупские экземпляры [32] самые ранние образцы браслетов с зооморфными концами. Возможный регион истоков формы браслетов С.Л. Дударев видит в Закавказье, однако конкретных подтверждений, кроме отсылки к мнению В.Г. Котовича, своей точке зрения не приводит. Как видим, постулаты носят не конструктивный, а умозрительный характер.
     
     6. Совместное нахождение в Майртупе-2 браслетов VI и VII типов подтверждает правомочность моего предположения. Они сопряжены здесь с предметами белозерского облика (наконечник копья, костяная месяцевидная бляха от конской узды) - это ли не еще одно из доказательств северопричерноморского пути появления первоначальных вариантов интересующих нас браслетов из Подунавья. Кроме того, составы комплексов Майртупа-2 не показывают значительного хронологического разрыва между разными могилами, т. е. свидетельствуют об относительной синхронности браслетов VI и VII типов, что не противоречит мнению о несколько более раннем возникновении литейных форм для последних.
     
     7. Неслучайность поиска "адреса" прототипов VI и VII типов браслетов с зооморфными концами на западе обусловлена и другими свидетельствами, прямо указывающими именно это, а не какое-либо другое (переднеазиатское, закавказское) направление. В могильнике Сержень-Юрт к ним относятся: а) наконечник стрелы из погреб. 35, близкий среднеевропейским (период ВмС по Рейнеке) и белозерским (Каховское поселение) образцам; 6) наконечники копий трансильванского типа из погреб. 70 и 75; в) ножницевидные привески к поясу - реминисценция подвесок культуры Ноа. Литейные формы для близких изделий известны в кладах белозерского периода (Кардашинка).
     
     8. Этапы эволюции браслетов VI типа могут быть реконструированы следующим образом. Наиболее ранние их прототипы - в культурах эпохи поздней бронзы Средней Европы (XIII - начало XII вв. до н. э.). Появление близких им форм, но местного северокавказского варианта (Верхняя Рутха, Былым) - в протокобанской группе древностей (конец ХIII - первая половина XII века до н.э.). Эпизодическое проникновение на восток раннекобанских модификаций, близких образцу браслета из погреб. 4 могильника Бачи-Юрт-З, в сопровождении других кобанских изделий (кинжал в погреб. 17) - конец XII - начало XI в. до н.э. Возникновение модификаций типа Майртуп-2 - Сержень-Юрт в процессе стабилизации признаков восточного варианта кобанской культуры - конец XI-Х вв. (т. е. рубеж II-I тысячелетия до н.э.). Массовое появление различных модификаций (вариабельная стереотипизация), в том числе и таких, как экземпляр из Хасавюрта, и исчезновение браслетов VI-VII типов - примерно в IX - первой половине VIII века до н.э., т. е. в период, синхронный черногоровско-ка-[33]мышевахскому этапу киммерийской культуры и периоду НаВ2 западноевропейской хронологической шкалы.
     
В. И. Козенкова

Эволюция кобано-колхидского графического стиля и его локальные варианты
К проблеме происхождения кобанской культуры и ее локальных вариантов
Палеоантропологической и палеодемографической характеристике населения Клин-Яра раннекобанской эпохи
Еще об одном шедевре, который мы потеряли
Протокобанская эпоха на Северном Кавказе
К проблеме интерпретации бронзовых зооморфных крючков кобанской культуры
Где же "кобанские" женщины?
Кобанская культура в XX веке: вехи в столетнем исследовании
КОБАНСКАЯ КУЛЬТУРА
Кобанские древности в малоизвестных европейских собраниях
Об уточненных границах кобанской культуры
Кобанская культура
Вязаный мех - волшебство подлинной чувственности


3.227.233.78