Протокобанская эпоха на Северном Кавказе

2009-07-03

Мошинский А.П. (Москва)
     
     После раскопок экспедицией ГИМ погребений 6 и 8 Дигорского могильника Кари Цагат вопрос о протокобанской эпохе на Северном Кавказе, в целом, и Дигорской культуре, в частности, приобрел новую базу для своего разрешения.
     
     В центре проблемы стоит само понятие протокобанской эпохи. В.И. Козенкова использует для характеристики этого периода термин "Кобан I", как бы предполагая его соответствие первому периоду кобанской культуры. В связи с этим с неизбежностью встает вопрос о кобанской культуре как таковой. Сама В.И. Козенкова предлагает использовать понятие "кобанская культурно-историческая общность", предполагающее несколько синхронных культур. Соответственно, этой общности могло предшествовать некое поликультурное образование, на базе которого она и возникла. С.Н. Кореневский предполагает для предкобанского времени в Предкавказье некую "особую общность населения", противопоставляя ее "массиву племен" предшествующего периода.
     
     Е.И. Крупнов еще в 1951 г. на материале памятников Дигорского ущелья (Верхняя Рутха, Фаскау, Догуй Хунта) выделил Дигорскую [95] культуру. Наши раскопки на могильнике Кари Цагат подтвердили реальность существования этой культуры. Стало возможным приблизиться к выделению ее этапов. Репером для этого стали булавки с ажурным навершием (павлинье перо). Для первого этапа - составные; для второго - цельнолитые; для третьего - отлитые по сложной восковой модели с бараньей головкой на стержне. Третий этап синхронизируется по комплексу из Рутхи (В.И. Долбежев), содержащему фигурку лошадки из сильнооловянистой бронзы, с Былымским кладом. Последний В.И. Козенкова отнесла к периоду Кобан I б.
     
     Тем не менее, совершенно очевидно, что материалы третьего этапа дигорской культуры, несмотря на явные параллели, имеют и значительные отличия от материалов круга Былымского клада. В первую очередь, это относится к абсолютно не характерной для Дигории керамике. Браслеты и большая часть булавок также не типичны для дигорских могильников. В целом для памятников к западу от Дигории характерно распространение булавок с веерообразным навершием и незначительное количество булавок с навершием в виде "павлиньего пера". Вероятно, при дальнейшем накоплении материалов можно будет говорить об еще одной протокобанской культуре, распространявшейся к западу от Дигорского ущелья.
     
     Еще большие отличия материалы дигорской культуры имеют от протокабанских материалов могильника Беахни Куп у с. Чми. Керамика здесь представлена только горшками, баночные формы отсутствуют. (Для Дигории типично и то, и другое). Горшки в отличие от дигорских обильно орнаментированы и имеют несколько иные пропорции. Среди украшений обращает на себя внимание очень большая серия овальных височных подвесок с заходящими друг за друга концами, полностью отсутствующих в Дигории. В дигорских памятниках присутствует не менее значительная серия фибулообразных височных подвесок, отсутствующих в Беахни-Куп. Также для Беахни-Куп нам неизвестны подвески в виде бараньих головок, типичные для Дигории, птицевидные подвески - двойные секиры (как собственно и топоры, форме которых они подражают). Практически отсутствуют ажурные булавки и гигантские двуспиральные пластинчатые. Кардинальные различия в керамическом комплексе и наборе женских украшений заставляют нас выделять отдельную культуры - Беахникупскую, генетически близкую Дигорской, но вследствие ряда причин - в первую очередь чисто топографических, имевшую собственный путь развития. Весьма вероятно, что впоследствии культура будет распространена на другие восточные районы Осетии. В пользу этого свидетельствуют отдельные находки из Кобана и других мест.
     
     Отдельный вопрос связан с памятниками горной Рачи. Металл Брильского могильника тесно связан с Дигорском. Бесспорно, можно говорить о Дигорско-рачинском металлургическом комплексе, выделенном еще А.А. Иессеном. Тем не менее, отсутствие на сегодняшний день опубликованной информации о керамике из этого реги-[96]она не дает нам возможности говорить о единой культуре. Таким образом, южная граница дигорской культуры на сей день окончательно не определена. Не исключена возможность, хотя и с невысокой вероятностью, что культура простирается и на южный склон горного Кавказа. Против этого, тем не менее, говорит отчетливо прослеживаемый северокавказский генезис дигорского керамического комплекса. Едва ли носители северокавказской и катакомбной культур при своем отходе в горы продвинулись через Большой Кавказский хребет.
     
     Таким образом, для протокобанской эпохи, как впоследствии и для кобанской, мы можем наблюдать культурно-историческую область, по которой относительно синхронно был распространен целый ряд сходных традиций. Естественно, границы культур, входящих в нее, могут не совпадать с границами культур, распространенных на этой территории в более поздний период. Так, несомненно, что в классическое кобанское время дигорские памятники существенно не выделялись из круга памятников центрального варианта кобанской культуры.
     
Мошинский А.П.

Эволюция кобано-колхидского графического стиля и его локальные варианты
О происхождении т. н. зооморфных браслетов восточного варианта кобанской культуры
К проблеме происхождения кобанской культуры и ее локальных вариантов
Палеоантропологической и палеодемографической характеристике населения Клин-Яра раннекобанской эпохи
Еще об одном шедевре, который мы потеряли
К проблеме интерпретации бронзовых зооморфных крючков кобанской культуры
Где же "кобанские" женщины?
Кобанская культура в XX веке: вехи в столетнем исследовании
КОБАНСКАЯ КУЛЬТУРА
Кобанские древности в малоизвестных европейских собраниях
Об уточненных границах кобанской культуры
Кобанская культура
Вязаный мех - волшебство подлинной чувственности


3.227.233.78