Черная гора: Пра, Фомино, Владычино

2008-09-05

Черная гора: Пра, Фомино, Владычино Черная гора: Пра, Фомино, Владычино
Огромной зеленой подковой вдается в реку Пру и Мартынове озеро Владычинский полуостров. По утрам от воды идет пар, плотная пелена белесого тумана висит над камышовыми зарослями. Туман стелется по заливным лугам и перелескам, словно ватой окутывает длинную песчаную отмель, стремясь взобраться на крутой, поросший травой и кустарником берег, изъеденный какими-то странными каналами, да так и замирает, обессилев, у самого подножья соснового бора. В бору почти всегда тихо, но если лечь на голую, лишенную подлеска землю, под уходящими высоко в небо огромными желтовато-бронзовыми соснами, можно услышать глухой и таинственный шум. Это ветер гудит в верхушках деревьев.
     
     Особенно прекрасен бор вечером, при заходе солнца, если смотреть на него со стороны реки. Закаты на реках и озерах вообще красивы—то тихие и спокойные, со светло-оранжевым отблеском, медленно, всеми цветами радуги переходящим в начинающую темнеть синеву, то мрачные и величественные, с контрастными черно-красно-сиреневыми оттенками слоистых облаков, сгрудившихся у самого горизонта. Во Владычине закаты свои, особенные. Они огромным багряно-красным заревом полыхают позади бора, огненными языками лижут стволы столетних сосен и, с трудом пробившись сквозь их плотный заслон, длинными отблесками падают в красновато-темную воду реки. Кажется, будто кто-то поджег на поляне за лесом огромные стога сена, и языки пламени, взметнувшись вверх, уже перекинулись на верхушки оцепеневших сосен.
     
     За сосновым бором, на пригорке, раскинулись избы небольшой деревни Владычино. Эта деревня под названием Владычня помечена на карте Менде и упоминается в старинных писцовых книгах. Несколько веков назад она принадлежала Рязанскому архиерею — владыке, откуда и произошло ее название. Но люди поселились на берегу Пры значительно раньше — около четырех тысяч дет тому назад. Свои поселения они устраивали возле воды, которая их кормила, поила и служила единственным средством сообщения. Об этом свидетельствуют открытые археологами стоянки людей каменного, бронзового и железного веков на мещерских озерах Глухом, Белом, Великом, Лебедином, обнаруженные при раскопках могильники и многочисленные орудия труда.
     
     Одна из стоянок находилась на берегу Пры, неподалеку от деревни Владычино. Местные жители, прорывая рыболовные канавы, нет-нет да и находили какие-то странные предметы: черепки с узорчатым орнаментом, наконечники стрел, рыболовные крючки, сделанные из кости...
     
     В 1928 году небольшая экспедиция под руководством тогда еще молодого археолога Отто Николаевича Бадера прибыла во Владычино и приступила к раскопкам. В слое каменного века было открыто древнее поселение с остатками керамики, наконечниками дротиков, скребками, теслами и другими каменными орудиями. По имени деревни, возле которой производились раскопки, открытая Бадером стоянка людей каменного века получила название Владычинской.
     
     Сейчас на том месте, где находилась стоянка, расположен пляж пионерского лагеря. Но несколько лет назад, когда мы впервые попали на Владычинский полуостров, это была тихая зеленая лужайка, на которой любили останавливаться проплывающие мимо туристы. Она полого спускалась к воде, переходя в небольшую песчаную косу.
     
     Даже самые обычные предметы на этой поляне представлялись нам удивительными и загадочными. И куски гранита, лежащие на берегу, и почерневший от дождей и солнца обломок доски, и перевернутая долбленка с рассохшимися боками — на всем этом, казалось, лежала печать давно минувших веков.
     
     Здесь, на самом берегу Пры, четыре тысячелетия назад кипела жизнь первобытной стоянки, горели костры, упираясь в небо черными столбами дыма, суетились охотники и рыбаки, каменными скребками чистили шкуры женщины.
     
     ...Адмирал спрыгнул в старую рыболовную канаву, которая тянулась к воде, и потрогал рукой обнаженный отвал: песок был темный и вязкий, как будто замешанный на золе.
     
     На дне канавы ничего не оказалось, кроме куска гранита, испещренного серебристыми слюдяными прослойками. Пока Лешка с адмиралом спорили, можно ли высечь из него огонь, боцман с серьезным видом человека, понимающего толк в археологии, сел на корточки и начал меланхолично и не спеша разгребать песок деревянной палочкой. Шансов найти что-нибудь в этой куче песка у него не было почти никаких, но великие открытия потому и называются великими, что не подчиняются общим закономерностям. Петя ткнул палочкой в какой-то небольшой, величиной с трехкопеечную монету, комочек земли, осторожно, двумя пальцами положил его на ладонь, поколдовал над ним и совершенно спокойно сообщил:
     
     — А я, кажется, что-то интересное нашел.
     
     — Да ну?—Лешка с адмиралом бросились к нему, Петя раскрыл ладонь, и ребята увидели небольшой камешек ромбовидной формы.
     
     — Наконечник стрелы, — растерянно прошептал адмирал.
     
     Как он оказался на этой песчаной косе, чуть ли не на самой тропке, ведущей в деревню, сказать трудно. То ли его вымыла вода при половодье, то ли при раскопках кто-нибудь случайно выбросил вместе с "ненужной" землей.
     
     Петя отмыл наконечник от грязи, бережно вытер его! носовым платком, и на граненых боках камня забегали солнечные зайчики. Подумать только, четыре тысячелетия назад чья-то искусная рука обработала этот грубый кусочек камня, потом охотник, накрепко привязав его к черенку, превратил в быструю стрелу, не раз, наверное, приносившую удачу в охоте, и вот сейчас он лежит на петиной ладони — этот маленький камешек, который, казалось, хранит на своих зазубренных гранях тепло рук древних жителей Мещерского края.
     
     Посмотреть на Петину находку сбежалась вся наша группа. Даже самые отъявленные скептики, вроде Сережки и Владика, притихли и сделали вид, что они тоже всегда интересовались археологией. Мы разбрелись по песчаной косе, с любопытством набрасываясь на каждый подозрительный камешек, в которых наше воображение хотело видеть наконечники стрел или каменные скребки для звериных шкур.
     
     Теперь уже никто из нас не сомневался, что именно здесь, на самом берегу Пры, и находилась стоянка древних жителей Владычинского полуострова.
     
     В старину земли были населены слабо. На десятки километров вокруг не было человеческого жилья. Одни леса, звери, да реки. И если уж стояли рядом два поселения, то, наверное, было это место и рыбное, и для охоты добычливое. Видимо, к такому "густонаселенному" первобытному району и принадлежало Мартынове озеро.
     
     На другой стороне Пры, напротив Владычина, археолог И. К. Цветкова в начале пятидесятых годов обнаружила еще одну стоянку древних жителей Мещерского края. По своему значению, по количеству уникальных находок и интереснейшего материала, добытого в ходе раскопок, эта стоянка является сейчас наиболее значительным памятником каменного века на территории Рязанской Мещеры.
     
     Если ехать вниз по течению Пры от Стружан, то вскоре справа покажется цепь высоких песчаных дюн, которая тянется вдоль берега на протяжении около четырех километров. На одном из этих песчаных холмов даже издали можно заметить столбы с охранной доской. Это и есть Черная гора, где в течение нескольких лет проводит раскопки археологическая экспедиция государственного исторического музея под руководством И. К. Цветковой. Этот песчаный холм не случайно носит такое, на первый взгляд, странное название. Стоит только его увидеть, как сразу замечаешь, что по цвету он отличается от соседних холмов. Все они, как правило, светлые, сложены из белых кварцевых песков. Зачерпнешь такой песок рукой, и он маленькими светлыми струйками бежит сквозь пальцы, как в песочных часах. А этот холм темный, почти черный — песок в нем смешан с пеплом костров, золой и различными органическими остатками, которые являются верными спутниками каждой большой первобытной стоянки. Поэтому и назвали местные жители этот холм Черной горой.
     
     В выкидах земли на месте раскопок можно увидеть много интересных вещей: остатки рыбьей чешуи, кости птиц и животных, осколки раковин, моллюсками которых питались обитатели стоянки, глиняные черепки...
     
     Раскопки на Черной горе ведутся несколько лет, и уже сейчас видно, какой большой интерес представляет эта стоянка для науки. Поэтому хочется предупредить туристов, путешествующих по Пре, чтобы они заботились о сохранении столь интересного археологического памятника.
     
     На местах древних стоянок, которые находятся под охраной государства, категорически воспрещается разрывать землю и вообще предпринимать какие-либо самостоятельные поиски. Раскопки могут производиться только по специальному разрешению и под руководством археолога. Другое дело—обследование песчаных дюн или поиски по берегам рек и озер древних черенков и каменных орудий, которые могли быть вымыты водой. Здесь туристы могут оказать существенную помощь археологам, навести их на след новой, еще не открытой стоянки или могильника. В случае удачи об этом надо немедленно поставить в известность местный краеведческий музей, Московский институт археологии или Государственный исторический музей, точно зафиксировать место находки, составить ее подробное описание.
     
     Дюны возле деревни Фомино были заселены еще в период нового каменного века, четыре с половиной тысячи лет назад. Это было большое поселение, в котором, как и на Владычинской стоянке, жило племя охотников и рыболовов. Культура этого племени была на достаточно высоком уровне. Археологи обнаружили на Черной горе большое количество изделий из керамики, кремниевые и костяные орудия—скребки, ножи, тесла, наконечники стрел и дротиков, кинжалы, рыболовные крючки, мотыги из кости и рога, гребни для расчесывания пряжи, украшения в виде привесок из зубов животных, миниатюрные тщательно выделанные скульптурки с изображением птиц, оленей... Смотришь на них и думаешь — каким талантом, трудолюбием и художественным вкусом должны были обладать первобытные мастера, чтобы из костей птиц и диких животных вырезать эти скульптурки и украшения грубыми каменными ножами. Археологи нашли на Черной горе так много костяных поделок, оружия и орудий труда, что это наводит на мысль о существовании в этом месте неолитических мастерских косторезов, ювелирных дел мастеров.
     
     Особый интерес представляют три уникальные первобытные флейты, сделанные из трубчатых костей животных. Сверху в них аккуратно просверлено по четыре круглых отверстия, а поверхность одной из флейт покрыта тонким нарезным орнаментом, напоминающим полосатый ствол березы. Это самый древний музыкальный инструмент, найденный в Европейской части Советского Союза. Видно, уже в те далекие времена люди были не чужды красоте, уже тогда думали не только о хлебе насущном.
     
     Несмотря на то что флейты пролежали в земле тысячи лет, они настолько хорошо сохранились, что на . них до сих пор можно играть. Две из этих флейт вместе с другими находками Рязанской археологической экспедиции экспонируются в Московском историческом музее, а третья занимает почетное место в Ленинградском институте театра, музыки и кинематографии.
     
     Когда речь идет о нашем далеком прошлом, всегда хочется знать: какими они были, эти древние жители Мещеры, и как они выглядели внешне? И на этот вопрос скоро ответят ученые. Дело в том, что Черная гора—это не только стоянка, но и древнейший могильник, где найдено около тридцати погребений. Многие скелеты настолько хорошо сохранились, что по ним можно восстановить облик человека черногорской стоянки. Известный скульптор-антрополог Михаил Михайлович Герасимов уже приступил к работе, и скоро мы увидим, как выглядели древние обитатели таинственной Черной горы—охотники и рыболовы, косторезы и музыканты (Подробнее о стоянке Черная гора и найденных в ходе раскопок предметах можно прочитать в публикациях начальника Рязанской археологической экспедиции Московского государственного исторического музея И. К. Цветковой: "Стоянка Черная гора" ("Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях института истории материальной культуры". Вып. 75, М., 1959); "Флейта, которой тысячи лет" (журнал "Наука и жизнь", 1, 1965)).
     
     ...Вечером, когда зашло солнце и на землю спустились сумерки, река Пра показалась нам еще более прекрасной и таинственной. Из-за сосен выкатилась луна, похожая на щит древнего воина, и залила и реку, и дюны, и луга каким-то холодным серебристым светом. Мы сидели у костра и молча смотрели, как магические светлые огоньки медленно пожирают толстые сосновые сучья. Вот так же, наверное, сидели у своих костров и те древние жители Мещерского края, сидели и задумчиво смотрели в таинственное и непостижимое огненное чудо. А где-то вдали слышался звук первобытной флейты. И так же ласково бормотал камыш, гулко шумели верхушки огромных сосен, а на их бронзовых стволах играли отблески первобытных костров.
     
     Кто знает, может быть, не случайно выбрали древние люди это место для своих поселений. Может быть, оно просто понравилось им своей красотой, своими сое новыми борами, чистым, как родниковая вода, воздухом: ведь они тоже понимали толк в красоте.
     
     На память об этих двух чудесных днях у нас осталась искусно вырезанная Петей из куска дерева фигурка древнего человека, которую мы храним среди прочих мещерских трофеев. Она стоит на полке, и маленький человек с раскосыми глазами и заостренными скулами гордо взирает с высоты пятиэтажного дома на вереницы машин, со свистом проносящихся по Ленинградскому шоссе.
     
     +++++++++++
     
     Озеро Мартыново
     Протяженность озера с запада на восток 3 км, ширина до 1 км.
     Правый берег довольно пологий, безлесный, у берега мелководье, заросли камыша. Левый берег высокий, крутой, с небольшой сосновой рощей, за которой находится детский лагерь. В 0,5 км от берега на полуострове Владычино. В 1928 г. археологом О. Н. Бадером здесь было найдено поселение II тысячеления до н.э. - эпоха бронзы. Напротив Владычино в 1 км от берега Фомино, в окрестностях которого на моренных песчаных холмах Черной Горы была найдена крупнейшая в Мещере неолитическая стоянка и могильник (начало 50-х гг., археолог И. К. Цветкова).
     Западная половина озера не заросшая, а восточная больше похожа на болото - так сильно она заросла камышом, кугой, травой. Ориентироваться можно только по течению, которое хорошо заметно. Лучше держаться левого берега.
     
     

Волосовская культура
ФИГУРНЫЙ КРЕМЕНЬ СО СТОЯНКИ САХТЫШ IIА
ВОЛОСОВСКИЕ СКУЛЬПТУРНЫЕ МОДЕЛИ ФАЛЛОСА
В Рязанской области вскрыто неизвестное коллективное захоронение
Орнамент волосовской керамики
Массовое захоронение на озере Шагара
Вязаный мех - волшебство подлинной чувственности


3.231.228.109